Приветствую Вас Гость | RSS
Свобода внутри нас
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 


Слушать радио Свобода внутри нас



Радио онлайн Свобода внутри нас



иванефремов.рф

Важное:
Свободный человек Искусство спора. О теории и практике спора

Естественный коммунизм Чтение - это искусство. Как читать

Хронология Ивана Ефремова Необходимость скепсиса
Феномен внутренней свободы

Вторая Великая Революция


Главная » Статьи » Философия Ефремова

Завет Фай Родис

*ЗАВЕТ ФАЙ РОДИС*
(роман Ивана Ефремова «Час Быка»)


В мирах любви неверные кометы,
Сквозь горних сфер мерцающий стожар -
Клубы огня, мятущийся пожар,
Вселенских бурь блуждающие светы

Мы вдаль несём...

Максимилиан ВОЛОШИН «CORONA ASTRALIS»


...И если уж находиться в инферно, сознавая невозможность выхода из-за длительности процесса, то лишь для того, чтобы помогать его уничтожению, делая добро, создавая прекрасное, распространяя знания. Иначе какой смысл в жизни?

Иван ЕФРЕМОВ «ЧАС БЫКА»

Выдающегося русского и советского учёного-палеонтолога, естествоиспытателя, мыслителя и философа Ивана Антоновича Ефремова по полному праву можно назвать творцом философии и этики наступившего третьего тысячелетия. И только сейчас, по прошествии стольких лет после смерти писателя в 1972 году, происходит подлинное открытие его идей, поразительных откровений и удивительно точных прогнозов. Романы «Туманность Андромеды», «Лезвие бритвы», «Час Быка» и «Таис Афинская», повесть-дилогия «Великая Дуга» (состоит из повестей «Путешествие Баурджеда» и «На краю Ойкумены»), повести «Сердце Змеи» и «Звёздные корабли», а также сверкающая россыпь превосходных рассказов и очерков составляют богатейшее литературно-художественное и философское ефремовское наследие. К счастью, оно не забыто и востребовано ныне. Не так давно увидело свет прекрасное восьмитомное собрание сочинений Ивана Ефремова, куда вошли основные его литературные работы, письма и публицистика. Регулярно проводятся Ефремовские Чтения, где собираются серьёзные исследователи-ефремоведы, историки, литературоведы, деятели искусства, педагоги и просто почитатели творчества Ивана Антоновича. Кроме того в Интернете и в реале существует несколько ефремовских содружеств, чьи участники не только основательно изучают работы Ефремова, но даже пытаются разработать действенную социально-гуманистическую, антропокосмистскую и футуристическую философию, целью которой является совершенствование человека и построение подлинно гармоничного, антиэнтропийного и высоконравственного общества. В классическом романе «Туманность Андромеды» (1957 год) Ефремов пишет о ВВР — Второй Великой Революции, ставшей переломной в истории человечества. Возможно речь шла о глобальном социальном потрясении, но, может быть, и о революции духовной, чьим символом вполне может быть Синяя Роза или таинственная блоковская Ночная Фиалка. «Лиловые миры души и синие миры революции...». И потому ефремовцы наших дней искренне верят, что Разум всё же не покинет человека и ему не суждена горькая и кошмарная участь неразумного и обезличенного зверочеловека-манкурта.
В 1968-м году на страницах научно-популярного журнала «Техника — молодёжи» появилась сокращённая версия романа Ивана Ефремова «Час Быка». В 1970-м году вышла отдельная и более полная книга с великолепным оформлением художников Галины Бойко и Игоря Шалито. Она буквально взорвала советское общество конца 1960-х — начала 1970-х годов и стала настоящей «библией» для всех думающих, ищущих и неравнодушных. И, разумеется, роман совсем не был понят «наверху» и впоследствии, после соответствующего «сиятельного» постановления, был запрещён. И только после начала горбачёвской Перестройки он снова, после долгих лет забвения, вернулся к читателям. Возвращение «Часа Быка» стало, поистине, Событием и Откровением. Роман читали и перечитывали, его горячо обсуждали, с ним не соглашались, ибо его содержание совсем не походило на, как будто, светлые и оптимистические образы иных, куда более привычных, ефремовских произведений. Да, «Час Быка» был как никогда далёк от жизнеутверждающего, почти лишённого противоречий, ноосферно-гуманистического (или «ноосферно-коммунистического» по мнению ряда ефремоведов) мира «Туманности Андромеды» и «Сердца Змеи». В этой книге автор задался невыносимо мучительными и страшными вопросами. Так, в самом начале повествования, один из героев, школьница Айода, озвучивает следующую мысль: «Я только что читала о мёртвых цивилизациях нашей Галактики, – сказала она низким голосом, – не убитых, не самоуничтожившихся, а именно мёртвых. Если сохранилось наследие их мыслей и дел, то иногда это опасный яд, могущий отравить ещё незрелое общество, слепо воспринявшее мнимую мудрость. Иногда же – драгоценный опыт миллионов лет борьбы за освобождение из пут природы. Исследование погибших цивилизаций столь же опасно, как разборка древних складов оружия, временами попадающихся на нашей планете». О каких «мёртвых цивилизациях» идёт речь? Прежде всего о социуме, накопившем в себе губительное количество отравы (особенно отравы духовной), которая будет безжалостно отравлять любого, кто к ней хоть раз прикоснётся. Речь идёт о окончательном угасании света Разума в мыслящем существе и превращении его в бездушный механизм, руководствующийся исключительно первичными инстинктами. И таким полностью покорным механизмом наверняка «кто-то» будет управлять. Отважусь предположить, что в процитированном отрывке можно обнаружить некий «намёк» на жуткую киберпанковскую образность «Матрицы», когда человек стал всего лишь безвольным придатком — самой обыкновенной батарейкой! - порождённой им же машинной цивилизации. Ефремов как бы предупреждает всех нас: «Задумайся, человек! Каким будет твой Дар Вечности — Благо или же Зло? Что ты оставишь после себя?».
Сюжет «Часа Быка» разворачивается в Эру Встретившихся Рук (ЭВР) (38 — 47 века), когда человек, наконец, преодолел Время и Пространство и протянул руку доброго братства и взаимопомощи иным разумным цивилизациям. Теперь не только Великое Кольцо миров нашей Галактики (Эре Великого Кольца (29 — 38 века) посвящён роман «Туманность Андромеды»), но и вся анизотропная Вселенная стала его домом. Созданные гением человеческого разума Звездолёты Прямого Луча (ЗПЛ) за сравнительно короткий промежуток времени преодолевают немыслимые, в тысячи и даже миллионы световых лет, расстояния и достигают невообразимо далёких миров и даже других галактик (например Великого Кольца миров Туманности Андромеды). Примечательно, что уникальная ефремовская модель Вселенной черпает кое-что из древнеиндийской космогонии и философии, оставаясь при этом строго научной, рациональной и лишённой какого-либо мистицизма. Видимая Вселенная именуется Шакти, а невидимый антимир — Тамас. Человек Эры Встретившихся Рук, проникая всё дальше и дальше в космическую беспредельность Шакти, мечтает и о проникновении в Тамас, где, вероятно, могут быть свои миры и даже жизнь. В романе проскальзывает мысль о невероятном синтезе Шакти и Тамаса. Здесь, что особенно интересно, можно обнаружить очевидную параллель с концепцией Мультиверсума-Мультивселенной-Многомерности с великим множеством измерений. Нужно заметить, что «Час Быка» создавался Ефремовым в 1960-е годы, когда на Западе ярко заявил о себе феномен т.н. «новой волны» фантастики, которая активно обращалась к идее Мультиверсума и иных измерений. Но ефремовская мультивселенскость (пусть и условная) крайне далека от отвлечённой художественности и является смелой научной гипотезой.
И вот теперь, на пике наивысшего эволюционного и цивилизационного совершенства, человечеству выпало тяжелейшее испытание — познать сполна отчаяние, боль и страдание мира Ян-Ях, именуемого также Тормансом. Имя «Торманс» восходит к поэме сумеречного гения Данте «Inferno» («Ад»). «Nuovi tormenti e nuovi tormentati» - «Новые мучения и новые мученики». Однако «планету-мучение» создали совсем не представители чужеродного разума, но выходцы с Земли. В начале Эры Мирового Воссоединения (вторая четверть XXI столетия), как сообщает легенда, несколько звездолётов-«ковчегов» с тысячами колонистов на борту ушли с Земли в дальнее Внеземелье. Но вместо запланированной цели, «скопления тёмных звёзд поблизости от Солнца», они внезапно провалились в нуль-пространственный разрыв. Преодолев многие сотни световых лет, корабли-беглецы вынырнули из нуль-пространства вблизи планеты земного типа с вполне комфортными условиями для последующего, вполне благополучного, существования. Но колонисты распорядились с дарованным им волей случая миром совсем иначе. За две тысячи лет они достигли определённого уровня процветания и значительно увеличили численность населения. Но при этом ресурсы планеты были полностью истощены, а эко- и биосфера изуродованы. Истребительные войны опустошили некогда цветущий парадиз и превратили его в полупустыню с ограниченным количеством жителей. На Ян-Ях был создан всепланетный, с жесточайшей системой управления и подавления, социум, соединивший в себе черты государственно-олигархического капитализма и государственно-капиталистического «лжесоциализма». Совет Четырёх во главе с диктатором Чойо Чагасом полновластно распоряжается судьбами людей, разбитых на социальные группы «джи» (долгоживущие) и «кжи» (короткоживущие). «Джи» - профессионалы-специалисты, интеллигенция и «звёзды» шоу-бизнеса, приносящие максимальную пользу властителям, тогда как «кжи» - это прочая, «чёрная», низкоквалифицированная масса населения, обречённая закончить свою жизнь в возрасте 25 лет в Храме Нежной Смерти. Чойо Чагас так отзывается о них: «Это люди, с которыми можно сделать всё, что угодно!.. Надо только… восхвалять их. Кричите им, что они велики, прекрасны, храбры и умны, и они позволят вам всё. Но попробуйте назвать их тем, что они есть на самом деле: невеждами, глупцами, тупыми и беспомощными ублюдками, и рёв негодования заглушит разумное обращение». Ян-Ях — Торманс. Затерянный в пространстве маленький мир, где «гармония», «процветание» и «мудрость благодетелей» - это всего лишь громогласные заклинания, скрывающие весь ужас всеобщей деградации, дегуманизации и неминуемого одичания. И именно сюда, в эту рукотворную преисподнюю, прибывают посланники Земли Эры Встретившихся Рук — Звездолёт Прямого Луча «Тёмное Пламя». Экспедицию возглавляет историк и исследователь-космоархеолог Фай Родис, специалист по драматической и во многом поворотной истории Эры Разобщённого Мира — современной нам эпохи. Вместе со своими спутниками она опускается на самое дно Инферно, где на практике познает всю его горечь. Отдельно нужно сказать о ефремовской теории Инферно. На вратах дантевского ада начертано: «Оставь надежду всяк сюда входящий». Вся биологическая эволюция является, согласно Ефремову, прямым свидетельством инфернальности. Естественный отбор улучшает жизнь «вслепую» за счёт гибели неисчислимых миллионов живых существ. Человек, наделённый разумом, особенно подвержен инфернальности, ибо над ним более чем довлеют первобытные инстинкты. Созданные им же аппараты властного контроля и подавления ещё более усиливают инфернальность и отчуждённость от остального мира. Иван Ефремов предлагает альтернативу — преодоление инстинктов и самосовершенствование, разумное ограничение взамен разгула звериных страстей. Ранее в романе «Туманность Андромеды» он пришёл к выводу, что наиболее оптимальный вариант организации человеческого социума должен основываться на идее Метрона-Аристона, зародившейся ещё во времена античности. А в другом своём не менее значимом произведении, мудром романе «Лезвие бритвы», он наглядно показывает, как эта идея может быть воплощена в реальности. В «Часе Быка» Ефремов называет создателя теории Инферно — учёного по имени Эрф Ром, жившего «в пятом периоде эры Разобщённого Мира». Предположительно это собирательный образ, соединивший в себе черты знаменитого психолога и социолога XX столетия Эриха Фромма и, конечно же, самого Ивана Антоновича Ефремова. В ефремовском Инферно прослеживается определённое сходство с «иррациональностью» Фромма. Фромм различает «инстинкты» и «страсти» человека. Если инстинкты имеют животную природу, то природа страстей — психо-социальная. Инстинкты у людей весьма слабы, поскольку их заменяет разум. Помимо сохранения жизни, человеку также нужно и психическое равновесие. Он воспринимает как угрозу всё, что ставит под сомнение мотивацию, ориентацию и объект поклонения. Особое место во фроммовских исследованиях занимает отношение человека к свободе, которая при созидательной реализации может стать благом. Но страх перед свободой чреват и, увы, неутешительными последствиями — возникновением крайних форм тоталитаризма или же симулякрами пресловутых «развитых демократий». А потому возможный выход может быть только один — познание и преобразование мира. Хотя для кое-кого подобный вариант неприемлем из-за чрезмерного, по их мнению, «мягкосердечия», и потому он активно ратует за подавление кого-либо и всячески идеализирует деструктивность. Особенно «идеологизированную». Позднее Ефремов так напишет о тёмной, разрушительной стороне человека: «...Негативный опыт человечества несравнимо сильнее, ярче и глубже позитивного, иными словами, зло и злодеяние всегда доступнее для человеческого понимания, именно в силу тысячелетнего накопленного, инфернального, как говорится в «Часе Быка», опыта. Поэтому мрачные картины, всякого рода чудовища, садистские проявления — всё это, увы, воспринимается сильнее и ярче, чем картины прекрасного будущего, добрых человеческих отношений и так далее. Я назвал бы это тёмными струнами человеческой души, которые всегда легче затронуть, чем светлые струны. Игра на тёмных струнах души - это опасная игра...».
Блестящий русский евразиец Лев Гумилёв некогда предупреждал об опасности возникновения так называемых «антисистем», которые можно также назвать и «социумами-вампирами». Торманс — Ян-Ях является подобным «вампирическим» социумом. И в зловещем образе его скрывается ещё «кое-что». Это одна из загадок (а их, нужно признать, немало) романа. Ефремов как бы между строк говорит о том, что социум вполне может быть высокоразвитым, технологическим и даже выйти в космос (не только в ближний, но и дальний!), однако изнутри он будет «мёртвым» и «мертвечина» его крайне опасна для разумной жизни во Вселенной. В своё время среди ефремовцев шли ожесточённые споры о том, допускал ли Ефремов возможность «звёздной войны» либо же это непростительное заблуждение? Но в «Часе Быка» можно найти подобные, пусть и весьма прозрачные, намёки. Если технологически развитые беглецы-фанатики с Земли сумели создать вдали от дома агрессивный инфернальный социум и даже сделать его вполне стабильным и жизнеспособным, то им ничего не мешает однажды снова выйти за пределы планеты и развернуть полномасштабную космическую экспансию — но только со знаком «минус».
Важнейшим открытием Ивана Ефремова также является теория Стрелы Аримана. В тексте романа так говорится о ней: «Так мы условно называем тенденцию плохо устроенного общества с морально тяжёлой ноосферой умножать зло и горе. Каждое действие, хотя бы внешне гуманное, оборачивается бедствием для отдельных людей, целых групп и всего человечества. Идея, провозглашающая добро, имеет тенденцию по мере исполнения нести с собой всё больше плохого, становиться вредоносной. Общество низшего, капиталистического типа не может обойтись без лжи. Целенаправленная ложь тоже создает своих демонов, искажая всё: прошлое, вернее представление о нём, настоящее - в действиях и будущее - в результатах этих действий. Ложь — главное бедствие, разъедающее человечность, честные устремления и светлые мечты». В несовершенном обществе, где ложь, насилие и невежество возведены в «благодетель», Стрела Аримана неизбежно поражает всё, что пытается хоть как-то улучшить или же полностью изменить существующую неблагоприятную ситуацию. Любое доброе начинание может превратиться в полную противоположность, а хам и бездарь будут торжествовать над осмеянным и растоптанным талантом. Таковы неутешительные последствия «отрицательной селекции». Фай Родис выносит свой приговор тормансианскому обществу: «Я вижу, что у вас ничего не сделано для создания предохранительных систем против лжи и клеветы, а без этого мораль общества неуклонно будет падать, создавая почву для узурпации власти, тирании или фанатического и маниакального «руководства»». Ноосферно-гуманистическая цивилизация Земли, всё-таки, сумела одолеть Стрелу Аримана. На вопрос, как же это удалось землянам, Фай Родис отвечает: «Тщательнейшим взвешиванием и продумыванием наперёд каждого дела, охраной от слепой игры. Вы должны начать с воспитания, отбирая людей, сберегая и создавая охранительные системы». «Охранительные системы», о которых идёт речь, это - «ПНОИ – психологический надзор, работающий вместе с РТИ – решетчатой трансформацией индивида». Ефремов особо подчёркивает значимость этих систем, ибо «всегда возможно появление людей с архаическим пониманием доблести, с диким стремлением к власти над людьми, возвышению себя через унижение других. Одна бешеная собака может искусать и подвергнуть смертельной опасности сотни людей. Так и человек с искривленной психологией в силах причинить в добром, ничего не подозревающем окружении ужасные бедствия, пока мир, давно забывший о прежних социальных опасностях, сумеет изолировать и трансформировать его». Увы, но цена «развивающейся гармонии» (термин философа Валерия Сагатовского) Эры Встретившихся Рук слишком дорога и именно эта «дороговизна» объясняет вполне справедливое стремление человечества огородить себя от разного рода негативных «соблазнов». С другой стороны, сложно судить о том, насколько эффективна деятельность охранительных систем. Опять же на ефремовских форумах в ходе одной из дискуссии её участники пришли к выводу, что земляне, будучи «идеальными коммунистами», потерпели на Тормансе сокрушительное поражение и яд Инферно, столь живучий и соблазнительный, проник в них. И пришли к выводу, что Иван Ефремов в книге дал недвусмысленно понять своим читателям, что и картинный, без единого тёмного пятнышка, коммунизм также невозможен. Впрочем, это всего лишь версия, никоим образом не претендующая на истинность.
«Час Быка» - роман, который можно назвать монументальной энциклопедией и книгой-тренингом. Каждая его глава — это полноценная лекция, где автор размышляет о человеке, обществе, психологии, истории, социологии, футурологии, разуме и неразумии, Вселенной и иных Вселенных. Ефремовские герои, земляне Эры Встретившихся Рук и тормансиане, ведут между собой Диалог поистине космических масштабов. Посланники Земли спорят с самоуверенными и наглыми владыками Торманса и самоотверженно врачуют истерзанные души своих потерянных соплеменников. И расплачиваются собственными жизнями за то, что осмелились врачевать. В заброшенном городе от рук одичавшей толпы трагически погибает исследовательская группа землян. Фай Родис также прерывает свою жизнь, чтобы не сделаться пленницей владык Торманса и не превратится в управляемую ими игрушку. Её последние слова, обращённые к командиру «Тёмного Пламени» Гриф Рифту, поражают в самое сердце. Эти слова подобны молнии, ослепительно блеснувшей в грозовых, затянутых тревожными угольно-чёрными тучами, небесах: «- Поздно, Гриф! Я погибла. Гриф, мой командир, я убеждаю вас, умоляю, приказываю: не мстите за меня! Не совершайте насилия. Нельзя вместо светлой мечты о Земле посеять ненависть и ужас в народе Торманса. Не помогайте тем, кто пришёл убить, изображая бога, наказующего без разбора правого и виноватого, – самое худшее изобретение человека. Не делайте напрасными наши жертвы! Улетайте! Домой! Слышите, Рифт? Кораблю – взлёт!». КОРАБЛЮ — ВЗЛЁТ! Это Завет Фай Родис, обращённый прежде всего к нам, людям пятого периода Эры Разобщённого Мира. Всегда, при любых обстоятельствах, оставаться ЛЮДЬМИ и вместе, сообща, подниматься из безысходного мрака Инферно. Ввысь, к живительному свету безграничной вселенной Ноосферы.
«Тёмное Пламя» покинул Торманс, оставив позади, в ставшем намного ближе чужом мире, прах погибших товарищей и Надежду, что когда-нибудь тягостный Час Быка, когда демоны ночи особенно сильны, окончится. И демоны были побеждены. Дети Века Свободных Встреч (4160 год), сменившего Век Прямого Луча (4030 год - время действия романа «Час Быка»), видят памятник Земле на возрождённой к жизни планете Тор-Ми-Осс, бывшей Ян-Ях: «– Это памятник Земле, – тихо сказал учитель, – от планеты, не называющейся более Ян-Ях, а созвучно земному прозвищу Торманс получившей имя Тор-Ми-Осс. На их языке оно означает то же самое, что Земля для нас. Это и планета, и почва её, на которой человек трудился, выращивая пищу, сажая сады и строя дома для будущего, для своих детей, для уверенного пути человечества в безграничный мир». Тормансиане нашли в себе силы подняться из Инферно: «Обитатели Торманса <...> сами могли подняться из инферно. Жертвы олигархического режима Торманса даже не подозревали, что они жертвы, находящиеся в незримой тюрьме замкнутой планеты. Они воображали себя свободными, пока с прибытием нашей экспедиции не увидели истинную свободу, обновили веру в здравую человеческую натуру и её огромные возможности, – они, которые до сих пор лишь слепо влачились за лживыми обещаниями материального успеха. <...> Прибытие нашего звездолёта и действия землян послужили толчком. Родис и её спутники восстановили в тормансианах две гигантские общественные силы: веру в себя и доверие к другим. Ничего нет более могучего, чем люди, соединённые доверием. Даже слабые люди, закаляясь в совместной борьбе, чувствуя, что на них полагаются полностью, становятся способными на величайшее самоотвержение, веря в себя, как в других, и в других, как в себя…».
Да, Час Быка на гипотетической планете Торманс, возникшей благодаря Ивану Ефремову, окончился. Но он всё ещё продолжается на планете Земля, что вращается миллионы и миллионы лет вокруг жёлтой звезды по имени Солнце. И вряд ли в наш многострадальный, терзаемый бесконечными самоубийственными войнами и социальными экспериментами, мир прибудут откуда-нибудь врачи на звездолёте «Тёмное Пламя». А, значит, нам самим предстоит вступить в отчаянную, быть может даже последнюю, схватку с демонами Инферно. И жечь их НАШИМ Тёмным Пламенем. Сжигать тьму и приближать прекрасную зарю Эры Великого Кольца и Эры Встретившихся Рук. И всегда, превозмогая тяготы и лишения, помнить завет Фай Родис: «КОРАБЛЮ — ВЗЛЁТ!».

КОРАБЛЮ — ВЗЛЁТ! ЭРА ВСТРЕТИВШИХСЯ РУК НАЧИНАЕТСЯ ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС!


Алексей ИЛЬИНОВ, евразиец-ефремовец




Источник: http://ariston777.unoforum.ru/?1-4-0-00000009-000-0-1-1317892606
Категория: Философия Ефремова | Добавил: makcum (07.10.2011) | Автор: Алексей Ильинов
Просмотров: 2011 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
avatar
1
Из моих юношеских стихов
Это песня (танго). Последняя строка каждого катрена повторяется.

Сердце Вир Норина заболело от тоски:
Опоясался огнями звездолёт.
Звёздные пути его безмерно далеки:
На родную Землю он уйдёт.
На родную Землю он уйдёт.

Страшен Час Быка, и так далёк ещё рассвет!
Вир Норин слова прощанья повторил:
"Выполняйте, милые друзья мои, завет
Родис, не дожившей до зари.
Родис, не дожившей до зари.

Здесь мы тёмным пламенем невидимым зажгли
Силу, веру и любовь в сердцах людей.
Знанье, принесённое с сияющей Земли,
Пламя разжигает всё сильней.
Пламя разжигает всё сильней.

Больше нам не свидеться, любимые друзья -
Передайте же Земле земной поклон.
Свято сохраним мы - Таэль, Сю-Те и я -
Пламень, что Ефремовым зажжён,
Пламень, что Ефремовым зажжён".
avatar
2
Хорошие стихи, Андрей
avatar
3
Merci.
avatar
[ Форма входа ]

[ Категории раздела ]
Мои статьи [3]
Статьи об Иване Ефремове [76]
Философия Ефремова [63]
Эрих Фромм [1]
Ноосфера [10]
Свобода [15]
Красота [3]
Наука [22]
Творчество [15]

[ Поиск ]

[ Друзья сайта ]
  • НоогенНооген
  • Мир Ивана Ефремова
  • Аристон
  • Землянство
  • Архив публикаций Ефремова и материалов о нем
  • Страна шахмат - шахматы он-лайн
  • Шахматы онлайн на любой 
вкус! Crazy-Chess.ru
  • Шахматные блоги
  • Шахматная коллекция
  • Бесконечная историяБесконечная история

  • [ Статистика ]

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Читать svobodavnutri в Твиттере Мы в Контакте
    Copyright Свобода внутри нас © 2017