Приветствую Вас Гость | RSS
Свобода внутри нас
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 


Слушать радио Свобода внутри нас



Радио онлайн Свобода внутри нас



Литературные последователи Ивана Ефремова:
Повесть Андрея Яковлева «Дальняя связь»
иванефремов.рф




Важное:
Свободный человек Искусство спора. О теории и практике спора

Естественный коммунизм Чтение - это искусство. Как читать

Хронология Ивана Ефремова Необходимость скепсиса
Феномен внутренней свободы

Вторая Великая Революция


Главная » Статьи » Философия Ефремова

ПОЗЫВНЫЕ ВЕЛИКОГО КОЛЬЦА
"...Мы зовем вас - сливайтесь с нами в Великом Кольце, чтобы нести во все концы необъятной вселенной могучую силу разума, побеждая косную, неживую материю!" - этим призывом, если помните, прекрасная Веда Конг заканчивает в "Туманности Андромеды" свою лекцию по истории Земли. Лекцию, которую адресат - планета звездной системы Росс 614, находящаяся от Земли всего лишь в четырех парсеках, - получит через тринадцать земных лет. "Через тринадцать лет приемники планеты темно-красной звезды запишут посылаемые колебания общеизвестными символами, и, если там говорят, электронные переводные машины обратят символы в звуки живой чужой речи..." 

Планета Росс 614 в романе Ефремова, можно сказать, только-только подключилась к Кольцу Миров: лишь пятьдесят два года, как "заговорила" эта звезда. Стаж пребывания Земли в звездном содружестве много больше: в момент передачи для Росс 614 на нашей планете идет уже 408-й год эры Великого Кольца. Каждую стотысячную галактической секунды - раз в восемь дней, сорок пять раз в году - Земля принимает информацию по Кольцу, ведет свои собственные передачи.

Помните, как описывается это в романе?

"Дар Ветер взял руку Мвена Маса и положил ее на горевшую гранатовым глазом круглую рукоятку. Мвен Мас послушно передвинул ее до упора. Теперь вся сила Земли, вся энергия, получаемая с тысячи семисот шестидесяти могучих электростанций, перебросилась на экватор, к горе пятикилометровой высоты. Над ее вершиной заклубилось разноцветное сияние, сгустилось в шар и вдруг устремилось вверх, точно копье в вертикальном полете, пронизывающее глубины неба. Над сиянием встала тонкая колонна, похожая на вихревой столб, - смерч. По столбу струилась вверх, спирально завиваясь по его поверхности, ослепительно светящаяся голубая дымка,

Направленное излучение пронизывало земную атмосферу..."

Идея объединения разумных миров с помощью информационных передач от одной планеты к другой, выраженная в "Туманности Андромеды" в виде эффектного образа, прозвучала мощно и широко. Она, несомненно, придала дополнительный - и очень притягательный своей романтической заряженностью - оттенок эпической масштабности утопии Ефремова. Всеобщему же признанию и огромной популярности как романа, так и одухотворившей его идеи в немалой степени способствовали два, так сказать, внешних обстоятельства.

Во-первых, мысль о Великом Кольце Миров появилась, конечно же, не на пустом месте. Достаточно лишь вспомнить и Джордано Бруно с его идеей населенного космоса, и известного нам куда более, чем современникам, дореволюционного русского философа-космиста Н. Федорова, и К. Циолковского с его провидческим: "...объединяются также ближайшие группы солнц, млечные пути, эфирные острова...", и В. Брюсова, утверждавшего в поэзии космическое предназначение человечества, и многие иные славные имена.

А во-вторых... "Туманность Андромеды" появилась практически одновременно с первым искусственным спутником Земли, оповестившим о реальном вступлении человечества в космическую эру. Сейчас уже нечасто услышишь песни тех лет, а между тем они едва ли не рельефнее и уж, во всяком случае, много эмоциональнее газетных полос запечатлели торжествовавшие тогда настроения. "На пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы... Я - Земля. Провожаю питомцев - сыновей, дочерей... До самой далекой планеты не так уж, друзья, далеко!.." - разносили радиоволны, вселяя в нас, рядовых землян, объединяющий все народы звездный оптимизм. Помню враз остановившиеся трамваи, ликующие толпы людей на городских улицах и, в плотном окружении попрошаек-завистников (именно среди них, увы, оказался тогда я...), счастливцев с загодя припасенными затемненными стеклышками в руках, когда пролетал над Свердловском один из первых, а возможно, и он - самый первый искусственный спутник планеты.

Стародавняя надежда обрести на звездах братьев по разуму, и прежде нет-нет да и прорывавшаяся в трудах философов, а "беспочвенных фантазиях" романистов, в те годы действительно словно бы стала всеобщей, действительно объединяла, заставляла вскидывать головы, чаще и пристальнее всматриваться в звездные бездны. Броская и величавая ефремовская идея оказалась тогда как нельзя более кстати, ибо существенно помогала оформиться представлениям о звездном будущем человечества, - представлениям, захватившим воображение стремительно выросшей именно в те звездные годы Земли армии читателей и почитателей научной фантастики. Это годы и годы спустя, когда неизбежно притупилась свежесть и острота потрясения космосом, освоение "околоземного космического пространства" стало восприниматься как нечто совершенно реальное, обыденное и само собой разумеющееся; а тогда - в конце пятидесятых, да и в шестидесятые тоже, - логика, здравый смысл явно блекли перед этим завораживающим броском в Неведомое...

Как всякая по-настоящему большая и плодотворная идея, мысль о Великом Кольце Миров распахнута в будущее. Именно поэтому, только-только появившись, она тут же стала предметом полемики. Перечитаем один из ярких фантастических рассказов первой половины шестидесятых - "Порт Каменных Бурь" Г. Альтова. "Допустим, Великое Кольцо создано. Что это даст? Каждое сообщение будет идти десятки, сотни, может быть, тысячи лет... Установление контактов, если принять идею Великого Кольца, ничего не меняет: все, как и раньше, остаются на своих островах..." Неудовлетворенный этим, герои рассказа ищет и находит выход: созревшая для Контактов и нуждающаяся в них цивилизация "перегоняет" свою планетно-звездную систему - свою колыбель и обитель - поближе к шаровым скоплениям. Которые, согласно гипотезе, и являют собою вселенские "города" разумных миров...

Эффектно, не правда ли?

А теперь вспомним ефремовского Мвена Маса: разве же не сам писатель стоит за его неистовым стремлением прикоснуться к невероятно далеким иным мирам?

"- Да, безразлично, передается ли это памятными записями близких миров или улавливается нашими станциями, мы видим дальние миры такими, какими они были в очень древние времена. Видим давным-давно умерших и забытых в своем мире люден.

- Неужели мы, достигшие столь большой власти над природой, здесь бессильны? - ребячески возмутилась Веда. - Неужели нельзя достигнуть дальних миров другим путем, иным, чем волновой или фотонный, луч?

- Как я понимаю вас, Вела! - воскликнул Мвен Мас..."

Связь по Кольцу и для Ефремова - лишь необходимая первая ступень в общении разумных миров, и Ефремова не устраивают "черепашьи" скорости радиоволн, тяготит вынужденная зависимость от конечной скорости света! Ведь не случайно же, умом осуждая поступок Мвена Маса, что ни говори, повлекший за собой человеческие жертвы, сердцем-то мы - не о полном ли соответствии с авторским замыслом? - все-таки на его, Мвена Маса, стороне. Как и Мвену Масу, как самому Ефремову, и нам тоже хочется (даже не послезавтра - сегодня, сейчас!) ощутить воочию, убедиться в том, что - нет, не одиноки мы, мыслящие, во Вселенной!..

Перед нынешними фантастами - в отличие от первопроходцев, к которым, безусловно, принадлежит Ефремов, - даже не встает необходимость самых минимальных научных обоснований для всевозможных "проколов" пространства: усилиями первопроходцев (и в большой степени именно Ефремова) неузнаваемо изменилась и сама фантастика, и требования к ней стали иными. Развивая идею Кольца, выводя ее на новую ступень, фантасты в век звездолетов (именно так!.. Разве уже не отправились земные аппараты за пределы Солнечной системы?..) запросто создают на страницах своих книг объединения галактических и едва ли не вселенских масштабов, вовсе не обязательно прибегая для этого к идее Звездных Городов, на которой настаивал Альтов. Свободно оперируя пространством-временем, моментально перемещаясь из одного конца галактики в другой, они, наши сегодняшние фантасты, словно эстафету, несут в безбрежности космоса великую идею Содружества Миров - ту первооснову, которая была заложена Ефремовым в его Великое Кольцо. И пусть эти объединения называются у каждого автора по-своему (Межзвездный Союз, Галактическая Конвенция, Звездное Содружество, Ассоциация Свободных Планет, Галактический Совет, Союз Тысячи Планет, Вселенское Содружество Разума - и еще множество других наименований встретим мы в новейшей фантастике), важно, в конце концов, не название, а то, что за ним стоит.

И если стоит за ним идея Содружества Миров - значит, воплощаются автором те самые мысли, которые вынашивал Иван Ефремов, создавая свое Великое Кольцо...



Источник: http://fandom.rusf.ru/about_fan/bugrov_10_2_5_1.htm
Категория: Философия Ефремова | Добавил: makcum (31.01.2012) | Автор: В. Бугров
Просмотров: 501 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
[ Форма входа ]

[ Категории раздела ]
Мои статьи [3]
Статьи об Иване Ефремове [76]
Философия Ефремова [63]
Эрих Фромм [1]
Ноосфера [10]
Свобода [15]
Красота [3]
Наука [22]
Творчество [15]

[ Поиск ]

[ Друзья сайта ]
  • НоогенНооген
  • Мир Ивана Ефремова
  • Аристон
  • Землянство
  • Архив публикаций Ефремова и материалов о нем
  • Страна шахмат - шахматы он-лайн
  • Шахматы онлайн на любой 
вкус! Crazy-Chess.ru
  • Шахматные блоги
  • Шахматная коллекция
  • Бесконечная историяБесконечная история

  • [ Статистика ]

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Читать svobodavnutri в Твиттере Мы в Контакте
    Copyright Свобода внутри нас © 2017